Причины и следствия (ч.5): Экономические проклятия глобальной экономики  36

Мировой кризис

14.12.2018 07:00

Станислав Безгин

5932  7.9 (28)  

Причины и следствия (ч.5): Экономические проклятия глобальной экономики


В предыдущих четырех частях я заложил основы, базу и наметки нового политэкономического взгляда на политику и экономику современного мира. База это пока недоработанная, неотшлифованная и неполная, но тем не менее с ней уже можно работать. Используя этот инструмент, можно попробовать рассмотреть экономические проклятия, действующие на современные экономические системы (страны)

Чтобы было понятно о чем идет разговор, сделаю ссылку на википедию:

Ресу́рсное прокля́тие (англ. resource curse, парадокс изобилия (англ. paradox of plenty), сырьевое проклятие) — понятие в экономической теории, связанное с тем, что некоторые страны, обладающие значительными запасами природных ресурсов, являются, как часто считается[1], менее экономически развитыми, нежели страны с небольшими их запасами или с запасами, которые вообще отсутствуют[2].

В более широком плане, я понимаю, под термином "проклятие" негативное влияние международного оборота товаров и финансов, прежде всего неэквивалентного, на собственную экономику страны.

Возьмем условную идеальную систему, сферического коня в вакууме, в которой:

  • на первом уровне добывается оптимальное количество энергии с максимальным EROEI;
  • затем данная энергия оптимально распределяется по системе;
  • на третьем уровне оптимальное количество энергии циклически возвращается в систему для обеспечения расширенного воспроизводства;
  • все транспортные и инфраструктурные уровни работают с максимальной эффективностью;
  • каждый член общества прикладывает максимальные усилия, чтобы быть полезным системе;
  • на шестом уровне тратится оптимальное количество энергии на конечное потребление, обеспечивающее каждому качество жизни в соответствии со способностями и затраченными усилиями.
  • Все цены в системе являются «справедливыми» и позволяют оптимально перераспределять стоимость внутри производственных цепочек;
  • EROEI всех полезных процессов является равным;
  • Зарплата, то есть вознаграждение, является равным при одинаковых усилиях, квалификации и результатах.

Такой вот идеальный социализм…

Данная система будет работать максимально долго без кризисов и проблем до тех пор, пока будет способна находить и перерабатывать энергию с приемлемым EROEI. К сожалению, такой системы пока не существует, и возможно, существовать уже и не будет.

Рыночные механизмы стараются обеспечить функционирование системы за счет эквивалентного обмена энергией (как в форме энергоносителей, так и в форме материальных и нематериальных активов) между различными подсистемами и уровнями системы для того, чтобы распределение, перемещение и потребление энергии на разных уровнях было бы максимально приближено к описанному идеальному. Кроме того, рыночные механизмы должны проводить естественный отбор (невидимая рука рынка) наиболее эффективных и полезных для общества процессов и технологий, то есть тех, что имеют более высокий EROEI при прочих равных условиях.

Помимо разных субъективных качеств людей, не позволяющих оптимально перераспределять энергию, существует и объективный фактор – отсутствие адекватной оценки эквивалентности энергозатрат разных процессов и их потенциальной полезности для системы.

Как уже было сказано во второй части, использование прямого обмена на драгоценные металлы позволяет приблизиться к эквивалентному обмену, но является запретительно дорогим для общества в терминах общих энергозатрат. А обмен на деньги, имеющие условную энергозатратную ценность, принципиально является неэквивалентным. Это часто нарушает оптимальное распределение энергии по системе, адекватность оценки сравнения частей системы и приводит к деградации каких-либо отдельных ее частей. Зачастую это приводит к деградации жизненно важных частей системы, приводя тем самым саму систему к разрушению. Необеспеченная эмиссия, и массовое распространение кредитования усугубляет проблему, так как позволяет очень легко перебросить «требования на получение энергии» на пятый и шестой уровень системы (потребительское кредитование, ипотечное кредитование). Как правило, рыночные механизмы не имеют встроенных ограничений подобной передачи энергии, что очень легко приводит к разбалансировке соотношения энергии, получаемой на первом уровне и теряемой на шестом уровне.

Ситуация усугубляется гипертрофированным развитием отдельных уровней в отдельных системах, с последующим обменом через механизм мировой торговли. Огромный оборот энергопотоков в виде ресурсов, денег, товаров и услуг, поступает в экономические системы извне, не являсь полностью вовлеченными в функционирование собственной экономики.

Давайте посмотрим, как получение дополнительной энергии, даже в безвозмездном виде, казалось бы, исключительно благоприятный фактор, приводит систему к кризису.

Вначале, посмотрим, как повлияет на систему просто добавление нового объема энергии на первом уровне.

  • Первое, замкнутая система на рыночных условиях никогда не позволит добыть энергии, больше чем она способна переработать, то есть пропустить через свое производство. Если появится более выгодный источник энергии (с более высоким EROEI, то добыча на каких-то наименее выгодных сократится. Поэтому в рынке рост добычи энергии, может быть только параллельно с ростом ее рентабельной переработки. Гипертрофированное развития первого уровня (и любого другого) в принципе невозможно.
  • Второе, появление нового более дешевого объема энергии, увеличит количество рентабельных процессов ее переработки (производства). То есть среднее EROEI процессов увеличится и увеличится объем энергии, выделяемой на конечное потребление.
  • Третье, к такому же эффекту приведет и рост производительности производства в системе. Увеличится EROEI всех процессов и объем энергии, выделяемый на конечное производство.
  • Четвертое, так как вся энергия проходит по всем этапам производственной цепочки, EROEI всех процессов будет выравнен. Уровень зарплаты во всех процессах, так же будет пропорционально выровнен к возросшему объему энергии конечного потребления.

Такая система будет развиваться медленно, но с минимальным количеством кризисов. Но медленно…

Государство может попробовать стимулировать добычу энергии, например, резко снизив налоги в сельском хозяйстве и/или добывающих отраслях. Это даст возможность подключать в эксплуатацию менее рентабельные участки, и увеличить добычу энергии. Если не окажется возможности эту энергию переработать, то –  кризис перепроизводства, падение цен, банкротство и бардак. Такого же эффекта можно добиться прямым субсидированием или государственными капиталовложениями.

Государство может попробовать стимулировать добычу энергии, увеличив рентабельность переработки энергии на третьем или на пятом уровне, снизив там налоги или направив туда кредиты, или направив туда дотации. Производство увеличит закупку энергии, простимулировав ее добычу. Это уже более логичный вариант, но его проблема в том, что при этом может не оказаться платежеспособного спроса на продукцию производства. А, следовательно, кризис, падение цен и так далее.

Самый худший вариант, когда государство с помощью эмиссии или кредитов загоняет непропорционально большую долю энергии сразу на шестой уровень. Это может оказаться вообще разрушительно для всей системы, так как в какой-то момент может не оказаться энергии для восполнения основных средств на первых уровнях системы.

Как вывод можно сказать, что любая попытка внерыночного влияния на масштабное принудительное перемещение энергии может оказаться опасной, так как при этом:

  1. Искусственно искажается EROEI процессов, и, следовательно, рынок получает не верные сигналы о том, какой процесс «считается полезным». Хотя, собственно, в этом цель воздействия и результат будет зависеть от грамотности использования этого инструмента;
  2. Из-за резкого непропорционального роста объема энергии в одном месте системы (одном уровне), на соседних уровнях может отсутствовать «пропускная мощность каналов», позволяющие оптимально обмениваться этой энергией между уровнями.

По всей видимости, более-менее безопасно можно осуществлять внерыночное перераспределение энергопотоков внутри системы в следующих случаях:

  1. в незначительных объемах;
  2. в комплексном виде, рационально затрагивающем сразу ряд взаимосвязанных уровней;
  3. в случае, если такое действие предназначено для нивелирования отрицательных последствий иного внерыночного воздействия.

Лишней, чужой энергией для экономической системы, будет являться любая энергия, не участвующая в полном производительном обороте энергии внутри системы, начиная от первого и до шестого уровня.

В отличие от рисунка, приведенного в первой части цикла, тут внутренние перемещения энергии между уровнями сильно сокращены. Добытая энергия (энергоресурсы) сразу уходит из системы. Система получает в обмен деньги, то есть требования на энергию. Внутри своей системы, адекватного количества «свободной» энергии (в любой форме), не существует, потому что в систему не вводилось с первого уровня нужное количество первичной энергии. Следовательно, полученные требования на энергию, будут меняться на внешнюю энергию в различных видах (оборудование, энергия (не добываемая внутри системы), товары и услуги). Эти энергопотоки будут приходить сразу из чужой системы на какой-либо уровень рассматриваемой системы (как правило, на четвертый и шестой). Для системы, (но не для членов системы) эти потоки являются чужими, лишними, избыточными и неестественными.

Энергия необязательно должна поступать через продажу сырья, то есть через первый уровень. В зависимости от того, как поступает чужая, «лишняя» энергия в систему, различаются различные виды экономических проклятий.
Теперь давайте рассмотрим появление в системе «лишней», избыточной, чужой энергии.

Во-первых, эффект от вливания избыточной энергии на любой уровень кроме шестого, будет примерно таким же как от резкого перемещения энергии внутри системы. Непропорционально большая концентрация энергии в одном месте, отсутствие оптимальных каналов для ее прохождения по всем уровням и кризис.

Во-вторых, за редчайшими исключениями, при попадании в систему избыточной или чужой, безвозмездной энергии непропорционально большая ее часть попадает на шестой уровень. То есть как правило сам неэквивалентный обмен энергией делается именно с целью увеличить свое конечное потребление энергией (шестой уровень).

При появлении дополнительной энергии на шестом уровне, происходит рост среднего уровня жизни населения. Это проявляется в двух вариантах:

  1. Через эффект «ожидания роста зарплаты». Каждый член общества вполне логично считает, что при росте среднего уровня жизни, он также имеет право на некоторый рост свой зарплаты, своего вознаграждения. Происходит общий рост зарплат, и те процессы, которые не корректируют уровень зарплаты теряют работников.
  2. Через укрепление роста национальной валюты. При неизменной номинальной величине зарплаты, происходит ее реальный рост относительно импортных товаров и относительно изменения себестоимости местных товаров.

Так как рост потребления на шестом уровне произошел не вследствие естественного, оптимального перетока энергии с уровня на уровень, а возник там «внезапно», за счет энергии, появившейся извне, то размер платы за труд, оказывается непропорционально завышен относительно реальных EROEI производственных процессов системы.  Как следствие рентабельность деятельности всех процессов, которые не способны поднять цену на продукцию оказываются заниженным. При открытых границах, это оказываются любые местные производства, кроме уникальных. Ну и разумеется, это сектор услуг, которые не могут быть заменены импортной продукцией – бармены, юристы, собачьи парикмахеры.

Что у нас происходит с процессами, чья рентабельность оказывается ниже среднесистемной? Невидимая рука рынка считает эти процессы ненужными и начинает их уничтожать.

Причем в замкнутой системе, после уничтожения нескольких невписавшихся в рынок объектов, наступит дисбаланс между спросом и предложением. Цена вырастет и оставшиеся предприятия будут жить дальше.

В открытой системе, место выбывших предприятий на рынке, будут тут же занимать иностранные, и, следовательно, дисбаланса не будет. То есть никакого ограничения нет, и вполне может быть уничтожена вся отрасль.

И еще один важный момент. При эквивалентной международной торговле происходит похожий процесс отмирания «не вписавшихся» отраслей. Но есть существенная разница. При эквивалентном обмене, в обоих системах происходит вытеснение и уничтожение процессов с объективно наименьшим EROEI. В результате, средний EROEI обоих систем растет, и это оказывается полезным для обеих торгующих систем.

В случае же деградации отраслей из-за появления неэквивалентной энергии, убиваются процессы с низкой рентабельность, но при этом их реальное EROEI может быть высоким. То есть из-за искажения ценовой оценки, происходит ошибка и карающая рука рынка убивает эффективный процесс. При этом в одной из систем происходит выбытие процессов, но средний EROEI системы не снижается.

Убийство процессов на третьем уровне системы приводит к тому, что система начинает в большем объеме терять энергию через третий канал утечки энергии (согласно классификации, данной в третьей части статьи). Убийство процессов на пятом уровне, приводит к потере энергии через четвертый канал утечки энергии.

В любом варианте, после убийства производительных процессов, люди не могут найти себе работу в других производительных процессах, так как они все находятся в одинаково тяжелых условиях. До тех пор, пока есть возможность увеличивать объем неэквивалентно поступающей энергии, на фоне деградации собственной реальной экономики, растет количество паразитических секторов, секторов услуг, и иных секторов прямо или косвенно субсидируемых государством.

В случае если отсутствует возможность увеличивать поступление безвозмездной энергии, то по мере того, как растут потери энергии через третий и четвертый канал утечки, начинает падать уровень жизни населения. В какой-то момент уровень жизни падает в достаточной степени, чтобы перестать далее действовать деструктивно на собственную экономику. Наступает стабилизация, но на уровне с гораздо более слабой реальной экономикой и гораздо более «развитым» сектором услуг и паразитарным сектором.

Таким образом получается, что при поступлении безвозмездной энергии в систему через первый уровень (сырьевое проклятие) в системе деградирует третий и пятый уровни. При поступлении непропорционально большого объема энергии через производство, в системе деградирует первый уровень. При поступлении энергии сразу на шестой уровень, в системе деградируют все уровни, кроме сектора услуг, и тех процессов, которые дотируются государством или иным образом защищаются от невидимой карающей руки рынка.

В рамках данной статьи я подробно рассмотрю три вида «проклятий»:

  • сырьевое проклятие (Голландия, Россия, страны персидского залива);
  • кредитное проклятие (Греция, Россия, США, страны ПИГС)
  • проклятие печатного станка (США, ЕС, Великобритания)

Прежде всего, посмотрим, что между ними общего…

Сырьевое проклятие возникает, когда на первый уровень системы поступает непропорционально большое количество чужих требований на энергию. То есть система продает сырье или продукты за чужую валюту в очень больших размерах. Непропорционально – это относительно того объема энергии, которая система способна «усвоить», переработать внутри себя самостоятельно.

Это происходит только в том случае если доля сельского хозяйства и/или добывающих отраслей непропорционально велика относительно всей остальной экономики. Понятно, что это может произойти только в открытой системе, то есть только в том случае, если первый уровень оказался гипертрофированным для обслуживания потребностей чужих систем. Как уже было сказано выше в «здоровой», замкнутой системе этого произойти в принципе не может.

Сырьевое проклятие возникает, в двух вариантах

  • Если объем продаваемого сырья относительно не велик, но цена энергоресурсов во всех связанных системах, намного превышают реальные, объективные энергозатраты на их добычу (нефтяной кризис 70-х, ситуация 2007-2008 года);
  • Если цена товара относительно низкая, но выше чем локальные прямые энергозатраты системы на добычу энергии, и объемы продаваемого сырья огромные относительно всей остальной экономики (населения) страны (ситуация в странах Персидского залива);

Цена не должна быть высокой, для возникновения сырьевого проклятия. Цена может быть чуть выше прямых затрат на добычу (например у арабов это всего несколько долларов на баррель), но при огромном объеме продажи это будет давать эффект проклятия.

Цена может быть намного меньше, чем "справедливая" цена, обсуждаемая в третьей части, но, при этом, сырьевая страна может иметь одновременно экономический эффект "сырьевого проклятия" от "лишней энергии", и безвозмездно отдавать большую часть своей добытой, реальной энергии.

Собственно, разница между энергетической стоимость энергоресурсов, и энергозатратной стоимостью добычи ресурсов и является основой, обеспечивающей высокий уровень жизни в "развитых странах".

В обоих случаях сумма дохода до налогообложения, получаемая предприятиями первого уровня, должна быть огромной в масштабах системы.


Система, обменивая добытые ресурсы на валютный эквивалент, получает накопленный объем «требований на получение энергии» и затем, обменивая эту валюту на реальные товары, услуги, ресурсы (на овеществленную энергию) она получает дополнительный приток чужой энергии.

Большая часть этой чужой энергии направляется на конечное потребление большей или меньшей части населения страны. Обратите внимание, что это крайне важный пункт, так как, если энергия, получаемая от продажи ресурсов, не доходит до населения, например, как в некоторых африканских странах, то о «сырьевом проклятие» говорить не приходится. Территорию просто грабят, и это уже идет по другой статье кодекса.

Кредитное проклятие возникает, когда одна система передает другой системе объем валюты на временной возвратной основе. Это может быть либо передача валютного кредита, либо поступление в страну «быстрых» спекулятивных денег.

Фактически этой системе (государству) передаются «требования на получение чужой энергии» и система в последующем может обменять этот «незаработанный» эквивалент энергии на реальные товары, услуги, ресурсы (на овеществленную энергию). Так как «требования на энергию» были созданы из воздуха, и в системе возникли дополнительно к собственной энергии, то в момент передачи, для системы они являются бесплатными, полученными неэквивалентно. Если суммы кредитования оказываются огромными относительно размера собственной экономики, то «лишняя» энергия начинает влиять на систему.

Проклятие печатного станка возникает, когда система получает возможность создавать не только внутрисистемные деньги, то есть требования на энергию используемые для перераспределения энергии внутри системы, но и обменивать свои виртуальные деньги, свои требования на энергию, на чужую реальную энергию.

Если мы говорим о США, то помимо «проклятия печатного станка» США имеет еще и эксклюзивную, фирменную версию «кредитного проклятия», при которой деньги поступают так же как при обычном проклятии (через покупку ценных бумаг, акций и деривативов), но никто не рассчитывает, что США сможет вернуть эти средства по равной энергетической стоимости.

Вместе, действие этих двух проклятий, принято называть колониальным налогом, получаемым США со всего мира. Негативное действие этого проклятия на экономику США я ранее рассматривал в ряде своих статей, поэтому здесь на этом останавливаться не буду.

Таким образом, общим для всех «проклятий» является то, что в какой-то момент времени, помимо энергии добываемой, создаваемой на первом уровне, и энергии, которой система эквивалентно обменивается на остальных уровнях, система получает возможность бесплатно, безвозмездно, неэквивалентно добавлять чужую энергию на всех или отдельных уровнях.

Для сырьевых экономик, «бесплатность» и «неэквивалентность» этой лишней энергии обусловлено тем, что природные энергоресурсы для нас условно бесплатны. По сути залезая в кладовые и отдавая за бесценок эти ресурсы, мы выступаем в роли мародеров, дорвавшихся до чужих складов. Мы продаем за бесценок, но для нас любая товар, обмененный на эти ресурсы, является бесплатным. При условии бесконечности кладовых – это было бы рациональным поведением, но в реальных условиях, мы залезаем в ресурсы будущих поколений.  Впрочем, для людей не имеющих детей, это опять-таки является рациональным поведением.

Положительным моментом является то, что система получает возможность тратить больше энергии на третьем уровне (циклическое потребление на расширенное воспроизводство энергии) и на шестом уровне на конечное потребление энергии. То есть, происходит рост темпов развития и/или рост уровня жизни и/или рост количества паразитарных членов общества.

Отрицательным моментом является разрушение системы адекватности оценки и сравнения энергозатрат разных процессов. Так как «бесплатное» всегда дешевле, чем «имеющее себестоимость», то никакие внутрисистемные процессы, товары, производства и услуги не способны конкурировать с импортированными аналогичными товарами и услугами.

Стоит обратить внимание, что вливание чужой безвозмездной энергии на первый, второй и третий уровень системы может быть более-менее полезным, так как позволит в дальнейшем либо увеличить объемы добываемой энергии, либо сократить потери при ее транспортировании и трансформации. Вливание энергии на пятый уровень (производство предметов конечного потребления) может быть относительно полезным, так как может сокращать неэффективные потери энергии при конечном потреблении или зациклить внутри системы часть энергии, которая в противном случае, ушла бы к иностранным производителям  и была бы потеряна для системы (импортозамещение).

Прямое вливание чужой энергии на шестом уровне является абсолютным благом для населения (повышение уровня жизни) и абсолютным злом для экономики (разрушение и разорение собственной промышленности).

Единственный уровень, на который добавление чужой энергии в систему оказывает минимальное разрушающее воздействие — это уровень конечного потребления услуг. Причем это касается только тех услуг, которые оказываются «здесь и сейчас» и которые технически невозможно сдать на аутсорсинг в другую систему. Именно с этим связано то, что в системах, пораженных «экономическим проклятием», параллельно с деградацией производственной экономики, начинает бурно развиваться экономика услуг, экономика водителей, барменов, юристов и собачьих парикмахеров.

При этом даже направление чужой, безвозмездной энергии на развитие системы (на первый-третий уровень) не является безусловно полезным. Предположим, что система получила огромный международный связанный кредит на закупку нефтепроводных труб большого диаметра. Благодаря данному кредиту (вливанию чужой «бесплатной» энергии) система смогла начать добычу дополнительного объема энергии. Это, вероятно, плюс. Но одновременно без заказов осталась собственная трубопрокатная промышленность, которая не смогла конкурировать с «бесплатной» завезенной энергией. Как результат трубопрокатная система или не смогла развиваться или разорилась, тем самым сделав систему менее жизнеспособной. Если добавление энергии в систему пошло не за счет кредита, а за счет возможности печатного станка, или за счет неэквивалентного обмена нефти, то последствия для промышленности системы остаются такими же негативными.

Аналогичным примером может являться направление сверхдоходов системы от продажи нефти на закупку самых современных гражданских самолетов. При неэквивалентном обмене нефти становится «дешевле» обменять нефть (по высокой цене) на самолеты, чем самим производить затраты на их строительство. Такое обновление парка, возможно, позволит увеличить качество и эффективность работы авиалиний, но одновременно убьёт собственное гражданское авиастроение.

Поэтому добавление в систему чужой энергии, даже если это инвестиции в необходимые производственные или инфраструктурные проекты является полезным только тогда, когда не оказывает необратимого деструктивного воздействия на жизненоважные элементы собственной системы.

Таким образом, второе общее качество любого экономического проклятия – это нарушение адекватности рыночной системы оценки и принятия решений из-за добавления чужой «бесплатной» энергии в систему и, как следствие, деструктивное, разрушающее влияние на реальную экономику,

Третье, что является общим для всех видов «проклятий», это то, что проклятие является безусловным «благом» для членов системы в краткосрочной перспективе. Для системы в целом – злом, но для членов системы – является благом. До тех пор, пока играет музыка и праздник продолжается, какая-то часть безвозмездно поступающей в систему энергии направляется на повышение уровня жизни членов системы и им это нравится. И, как это рассмотрено выше, необоснованное завышение уровня жизни, является одним из основных негативных факторов, деструктивно влияющих на собственную экономику.

Четвертое общее качество – это рост паразитарного населения. При добавлении в систему чужой бесплатной энергии происходит разрушение реальной экономики и, следовательно, высвобождение людей, и одновременно у системы появляется возможность содержать этих людей за счет чужой энергии. Так как государство старается не допустить деструктивного влияния, которое могут нанести люди, оставшиеся без средств к существованию, государство либо переводит данных людей в состав потомственно безработных (с выплатой значительного пособия), либо начинает создавать и стимулировать создание фейковых, паразитарных рабочих мест, чье единственное предназначение — это убеждать члена общества в том, что он не зря получает зарплату (энергию).

Следующее, что является общим для всех «проклятий», – это последствия…

В случае прекращения праздника «проклятия» внезапно оказывается, что система (члены системы) привыкли к гораздо более высокому уровню жизни. Прекращение поступления «дармовой» энергии вызывает резкое падение уровня потребления, и циклическое нарушение в работе экономики, адаптировавшейся к наличию «лишней» энергии в системе. При этом система оказывается полностью или частично нежизнеспособной, так как ряд жизненно важных отраслей экономики оказываются разрушенными и часть населения не имеет реальной (полезной) квалификации и «работала» в паразитарных, фейковых отраслях.

Разумеется, глубина падения и уровень разрушения экономики зависит от того:

  • какое влияние оказывало «проклятие» на экономику;
  • какой процент от общих энергозатрат системы покрывался за счет дармовой, безвозмездной энергии;
  • на каком уровне происходило добавление энергии;
  • от продолжительности воздействия проклятия;
  • какой процент населения переведен в паразитарные сектора;
  • какие шаги предпринимал управляющий контур для противодействия негативным факторам.

Ну и последний фактор, который является общим для всех «проклятий», – это конечность срока действия праздника.  Связанно это с двумя очевидными факторами:

  • Физическая конечность ресурсов вообще, и легкодоступных ресурсов в частности. Следовательно, по мере течения времени, количество энергии, которое может добываться внутри системы (для неэквивалентного обмена) и/или количество энергии, которое добываться вне системы для безвозмездной (неэквивалентной) передачи в систему, сокращается. Процесс может замедляться за счет изыскания новых ресурсов и/или увеличения эффективности добычи, транспортирования или переработки, но тренд на снижение существует;
  • Деградация экономики заставляет перемещать людей с производительных секторов и уровней системы на паразитарные сектора системы (на шестой уровень) с обеспечением безусловного конечного потребления на каком-то минимальном уровне. Обеспечение минимального уровня является обязательным, так как иначе разрушение системы (бунты, восстания, гражданская война) окажется более дорогостоящим что минимальные общие социальные выплаты и расходы.

Идет ниспадающая линия доступности ресурсов, которые можно получать безвозмездно (и на которые могут претендовать и другие желающие). И возрастающая линия количества паразитических членов системы, которым требуется все большее количество безвозмездной энергии.

Рассмотрим теперь характерные отличия и особенности различных видов «проклятий»

Я бы сказал, что сырьевое проклятие – это наиболее «честный вариант» проклятия, так как, по сути, праздник происходит на основе собственных ресурсов. Как следствие, в случае прекращения действия проклятия, система оказывается с полуразрушенной экономикой, но, по крайней мере, она имеет остатки собственных энергоресурсов, позволяющие на их основе начать восстановление целостной, функционирующей системы. Ну конечно, если они остались ….

Это разумеется в том случае, если вообще можно говорить о какой-либо экономики страны за пределами сырьевого сектора. То есть, например, для арабских стран персидского залива не существует никаких возможностей продолжить свое существование на сравнимом уровне после окончания действия «сырьевого проклятия».

В случае кредитного проклятия все во многом зависит от того, насколько разумно были потрачены полученные кредиты. Если на развитие ресурсной или промышленной базы, то после прекращения поступления безвозмездной энергии, страна может попробовать жить «на свои». Если же получаемая энергия направлялась исключительно на потребление (Греция) то по окончании праздника ситуация будет крайне тяжелой.

  • Во-первых, система может оказаться без энергоресурсов и без возможности их приобретать, что значительно усложнит ситуацию и затруднит восстановление системы.
  • Во-вторых, если кредиторы будут серьезно настроены на взыскание выданных кредитов, то, кроме негативного фактора «прекращения поступления энергии», возникнет негативный фактор «отдача заемной энергии». Таким образом, удар по объему доступной для системы энергии будет двойным.

В случае «проклятия печатного станка» приоритетной является возможность получать безвозмездную энергию. Поэтому прекращение действия проклятия связано с исчерпанием возможности получать извне безвозмездную энергию в необходимом количестве. Последствия во многом также будут зависеть от того, куда направлялась чужая энергия: на развитие реальной экономики или исключительно на стимулирование потребления. Как мы понимаем, в США чужая энергия в основном направляется на потребление населением.

Давайте в качестве итога акцентируем внимание на важном аспекте.

Если страна попала в "ловушку сырьевого проклятия", то есть значительная часть конечного потребления населения страны обеспечивается за счет продаж сырья иным системам, то рентабельная производственная деятельность в условиях чистого рынка становится практически невозможной или крайне затруднительной.

Это вопрос чистой математики в движениях энергопотоков, и не имеет особого отношения к климату, квалификации населения, коррупции, качеству управления, наличии производственных мощностей и прочих факторов.

В условиях открытой системы (полуоткрытой) искусственное завышение оплаты труда, идущее из одной отрасли, занижает рентабельность иных отраслей, и приводит к их деградации. При этом открытость системы (возможность «дешево» покупать чужие товары), и непропорциональность развития внутренних производственных связей по сравнению с величиной внешнего сырьевого энергообмена, не позволяет рынку находить правильные решения и обеспечить оптимальное движение энергопотоков. Невидимая рука рынка дает сбой, и начинает действовать только деструктивно. По мере деградации промышленности, доля сырьевого сектора будет возрастать, и, следовательно, действие проклятия усиливаться.

В этом случае, дальнейшее понижение цены ресурсов, будет напрямую влиять на жизненный уровень (и, следовательно, уровень собственного потребления энергии) сырьевых стран. И будет являться основным источником повышения (или сохранения) высокого уровня, так называемых развитых стран.

Это же в принципе касается и других видов «проклятий» за исключением того, что при «процессорном проклятии» деградировать будет сельское хозяйство и добывающие отрасли. А при «печатном проклятии» деградировать будет все, кроме услуг. Но меня разумеется в первую очередь волнует сырьевое проклятие.


Вывод: «сырьевое проклятие», так же, как и любое иное проклятие, может быть благом для населения страны, но является безусловным злом для их детей, которые получат в наследство разрушенную экономику, и исчерпание ресурсной базы (скважины или принтера), позволявших жить «на чужой энергии». (Возможно поэтому в США так популярны идеи чайлдфри и ЛГБТ).

Глобализация, и специализация стран на отдельных функциях, без полного и реального объединения экономических систем, нарушает адекватность работы рыночных механизмов во всех связанных странах, и ведет мир к кризису несоответствия  потребности в ресурсах и наличия ресурсов.

Можно ли сбалансировать пользу и вред от сырьевого проклятия, я попробую рассмотреть в следующей статье.


p.s. Я не призываю, к нестяжательству, отказу от материальных благ, и тотальной экономии ресурсов. Я товарищ тоже далеко не идеальный, и имея выбор между "жить хорошо сейчас" или "дать хорошо пожить детям, может быть", вполне вероятно в аскеты идти отказался бы. Но при серьезном рассмотрении этого вопроса необходим поиск баланса, позволяющий взять плюсы от "сырьевого проклятия" и найти способы нивелировать большую часть или, хотя бы, какую-то часть минусов.


p.p.s. Андрей Кудрявцев подсказал мне что мою теорию политэкономии (когда и если она действительно разовьется в полномасштабную теорию) можно назвать Неофизиократией.

Физиокра́тия (фр. physiocrates, от др.-греч. φύσις — природа и κράτος — сила, власть, господство, то есть «господство природы») — французская школа экономистов второй половины XVIII в., основанная около 1750 г. Франсуа Кенэ.

Физиократы противопоставили торговле и обрабатывающей промышленности сельское хозяйство как единственное занятие, дающее излишек валового дохода над издержками производства, а потому и единственно производительное. Поэтому в их теории земля (почва, силы природы) является единственным фактором производства, тогда как А. Смит рядом с этим фактором поставил два других, труд и капитал

Можно сказать, что физиократы правильно (для своего времени) определили сельское хозяйство, как источник из которого появляется прибавочная стоимость. Для периода углеводной экономики, это действительно было очень близко к правде.

Их ошибкой было непонимание того, факта, что сельское хозяйство дает не прибавочную стоимость, а только энергию, которая потенциально может быть превращена в прибавочную стоимость.  В свою очередь Смит, а вслед за ним и Маркс, ушли в другую крайность, и обозначили труд и производство, как единственный источник создания прибавочной стоимости. На самом деле, правда, лежит где-то посередине. Без энергии, создаваемой в сельском хозяйстве, без торговли, обеспечивающей оборот энергии в обществе, и без производства (труда), преобразующего разные виды энергии друг в друга, прибавочную стоимость создать невозможно. А прибавочная стоимость образуется только в неразрывном производительном процессе сельского хозяйства, торговли и производства. В тот период, это, кстати, происходило только посредством труда человека.

Это было верно тогда, и это верно сейчас, разница только в том, что для периода углеводородной экономики, наряду со значением сельского хозяйства, и сейчас уже многократно его превышая, появляется значение энергодобывающих отраслей, как источника энергии, дающей возможности цивилизации создавать прибавочную стоимость. А наряду с трудом человека, сейчас уже появляются производственные процессы где, за счет использования неуглеводной энергии, происходит процесс производительного преобразования энергопотоков без прямого участия людей.


Оцените статью